image_printПечать/PDF

Как живёт ротан? Так ли он вреден и беспощаден? Ест ли он икру? Насколько влияет на экосистему? Почти полное описание в материале.

Хочешь получать материалы больше и чаще? Поддержи проект!

Лирическое вступление

Насчёт ротана у нас ещё с мохнатых годов тянутся разные страшные истории, рассказывающие о невероятном злодействе этой рыбки. Из промышленного рыбоводства в народ ушёл даже специальный термин «сорная рыба», где изначально обозначалась та рыба, которая мешала делать показатели, а потом туда начали впихивать всех неугодных. Вообще, человеку свойственно мнить себя вершиной эволюции, венцом творения и провозглашать себя великим решателем судеб разных животных и растений: выгодных оставляем, невыгодных определяем в сорные и так далее. То есть циничное разделение живых существ на хороших и плохих, что иногда приводит к совершенно дурацким последствиям, вроде борьбы китайцев с воробьями с последующей закупкой воробьёв оптовыми партиями в заграницах.

С ротаном всё несколько иначе и не так печально, но, тем не менее, у нас есть некоторое количество былиц и небылиц, очень удобных для построения повествования. Однако дальнейшее изложение будет построено не по принципу опровержения подобных тезисов, но последовательного жизнеописания ротана без раздачи качественных оценок. По крайней мере, я постараюсь избежать оценочности. Таким образом удастся более-менее детально рассказать, кто такой ротан на самом деле, как живёт, как воздействует на экосистемы и как экосистемы воздействуют на него. Ну а выводы можно будет сделать самостоятельно. Или не сделать.

Но так или иначе, я ни в коем случае не ставлю задачу опровергнуть: моя задача гораздо более интересная – проверить, уточнить, связать воедино, проанализировать, объяснить и перевести на понятный язык. Для этого был поднят серьёзный пласт публикаций, скопившихся за почти сто пятьдесят лет, благодаря чему удалось проследить много интересных вещей. Например, как менялся научный подход, как менялся язык, как совершенствовались методы, как открывалось новое, как ставились утверждения, как они опровергались, как умирали старые представления и рождались новые, более точные и совершенные. Впрочем, они всё ещё далеки от совершенства, поскольку до сих пор в одной маленькой и не слишком привлекательной рыбке скрыто много удивительных вещей. Таких, как совершенно недавно выявленная склонность ротана к «пению». Однако, стоит вернуться в начало.

Вторжение

Вообще надо начать с того, что общая изученность ротана за пределами его первоначального ареала кое-какая имеется, пусть в чём-то фрагментарная. Эта фрагментарность касается не столько его экологии, но пищевого поведения и, иногда, более-менее детального распространения в пределах определённого региона. Несмотря на то, что к текущему моменту исследований проведено достаточно много, в том числе и в рамках нового ареала, в большинстве случаев в массовой публицистке идёт оперирование старыми и не всегда корректными утверждениями с известной качественной оценкой, не слишком приятной для ротана. Иными словами, тиражируемые утверждения строятся часто не на новых и проверяемых фактах, а на грубой экстраполяции старых. А это, в свою очередь, снижает объективность и ценность информации, порождая вдобавок кучу дополнительных мифов.

Например, по наиболее популярным данным, ротан, впервые отмеченный ихтиологами в 1970-х на территории Беларуси, занимает всю площадь страны. Однако, перепись рыбьего населения в 2008 году подтвердила наличие ротана только в 59 районах из 119. Разумеется, эти данные не являются стопроцентно точными: допусти́м какой-то плюс-минус по точкам и не особенно высокая достоверность анкетирования – одного из методов сбора данных. Но зато интересно другое. Наибольшая плотность ротаньего населения характерна для наиболее крупных городов и их окрестностей. Правда, за исключением Гродно на момент публикации переписи.

Более позднее и более детальное обследование водоёмов в окрестностях и границах Минска выявило наличие ротана в 77.4% рассмотренных водоёмов. В некоторых из них (9.8% от общего числа обследованных) ротан оказывался единственной рыбой. Из этого можно сделать очень неоднозначный вывод: распространение ротана главным образом определяется человеком. И ещё один вывод, более однозначный: ротан очень хорошо себя чувствует в водоёмах с высокой антропогенной нагрузкой. Чтоб было более понятно, подобные водоёмы по своему устройству и иногда наружности часто очень близки к непересыхающей луже, где вода являет собой почти полный набор элементов из периодической таблицы. Разумеется, тут со всеми вытекающими в виде кривого температурно-кислородного режима, скачущей в разные стороны кислотности, превышения содержания нефтепродуктов, хлора и прочих отходов разной степени токсичности. Например, уровень кислотности в пресных водоёмах обычно находится на уровне 6.5-8, а ротан может жить при 9.5. Разумеется, такие цифры сами по себе мало что говорят, потому пример. Уровень pH 9.5 – это щелочная вода, где можно неплохо стирать бельё без мыла. Примерно похожая картина прослеживается и по остальным частям нового ареала, за исключением некоторых европейских стран.

В пределах естественного ареала отмечается присутствие ротана в болотах. Это косвенно может означать способность ротана жить в относительно кислой среде. Однако, в источниках часто не уточняется тип болот и с таким заключением нужно быть осторожным. Поскольку в кислой воде (а вода в болотах и некоторых озёрах закисляется естественным путём) происходит нарушение структуры жабр, угнетается их функционирование, а также разрушается икра у рыб и амфибий. Таким образом, гипотетически можно обнаружить живого ротана в кислом болоте, но велика вероятность случайного попадания ротана в такую среду ввиду отсутствия условий для существования самовоспроизводящейся популяции.

Расселение

Чаще всего расселение ротана человеком идёт двумя путями. Первый, с которого в принципе началась эпопея с ротаном– это запуск в натуральный водоём переросшего аквариумного питомца. Так, в 1916 году с лёгкой руки Ипполита Заливского ротан был благословлён на жизнь в садовом прудике под Питером, откуда и произошло освоение новых территорий. При этом, первые десятилетия ротан расселялся именно через желание натуралистов разнообразить ихтиофауну своих окрестных водоёмов.

Эта практика распространена и теперь, когда в водоёмах оказываются пираньи, креветки, красноухие черепахи и было даже пару случаев с панцирной щукой. Впрочем, стоит признать, что аквариумы держат далеко не все люди, а те, кто держит – отдают предпочтение другим видам рыб. Да и в большинстве случаев рыбка из аквариума попадает в канализацию. Разумеется, в мёртвом виде.

Второй путь – логическое продолжение первого. Он оказывается наиболее массовым и надёжным. Например, образовалась какая-то непересыхающая лужа и в неё добрые люди выпускают понемногу рыб из разных водоёмов, чтоб место не пустовало. Чаще всего эти рыбы из наиболее доступных – серебряный карась и ротан. Способ этот максимально распространён и естественен, хотя в отдельных регионах делать такое незаконно. Но о незаконности мало кто знает. Как ни странно, иногда к счастью для водоёмов.

Разумеется, расселению ротана с некоторой вероятностью может способствовать не только человек. В процессе эволюции ротан получил одну очень интересную фишку в организации продолжения рода. Его икра отличается от икры многих прочих рыб более длительным сохранением жизнеспособности. Например, она сохраняет жизнеспособность после нескольких часов вне воды. Причём без проблем переносит подобные издевательства даже при низкой температуре. То есть гипотетический принцип расселения через утиные лапки может быть осуществлён. Но ещё раз подчеркну – гипотетический. Потому что нет прямых доказательств переноса птицами икры, а есть только такая возможность. Опять же – гипотетическая.

Тем не менее, на данный момент, учитывая особенности всех новых очагов образования популяций за пределами исходного ареала, можно с высокой вероятностью предположить, что первостепенное место в распространении ротана занимается прежде всего человеком. А дальнейшие пути расширения инвазивного ареала происходят более-менее естественным путём, вроде миграций по рекам. В частности, именно реки оказываются основным способом проникновения ротана в Европу. Во всяком случае, европейская часть ареала сосредоточена как раз в бассейнах достаточно крупных рек.

Размножение

Самец может запустить в своё гнездо несколько самок, привлекая тех весьма замысловатым брачным ритуалом: он складывается хвостом к голове, перемещаясь вверх- вниз и издавая звуки.

Ротаньих звуков пока известно два, которые ответственны по отдельности за ухаживание и преднерест. Судя по всему, за привлечение отвечают звуки в виде ударов низкой частоты (~95Гц), которые воспроизводятся самцами как во время ухаживания, так и в фазе преднереста. Чаще всего это были серии ударов, длительностью более 10 секунд. Второй тип звука можно назвать вокализацией или пением. Это были очень короткие звуки с одиночным пиком в ~120 Гц, которые издавались самцом ротана только во время нерестовых взаимодействий с самкой.

Важно отметить, что ротан свою икру старается откладывать на дне. Да и кладка не такая уж грандиозная: обыкновенно, самка ротана в лучшие свои годы откладывает 1,5 или 2 тысячи икринок, хотя основной стандарт – тысяча. Разумеется, всё напрямую зависит от физического размера самки. Чаще всего встречается среднее количество в 330 икринок, готовых к выкладке. Но у более взрослых (и более крупных – 13-14 см) самок иногда встречаются порции до 11 493, при максимальном зафиксированном количестве 17 874 у самки длиной 13,4 см. Однако, это не рекорд, и в литературе можно встретить максимальную цифру в 37 тысяч. Вероятно, такое относительно небольшое количество икры объясняется особенностями анатомии и физиологии ротана, низкой продолжительностью жизни и небольшими размерами рыб. Ведь известно, что большинство ротанов достигает половой зрелости в возрасте двух-трёх лет при длине 4-6 см, хотя иногда половая зрелость наступает в возрасте чуть больше года. При этом максимальная общая продолжительность жизни около 7-8 (иногда 10) лет в естественных условиях. В отдельных водоёмах ротан не всегда может позволить себе вырастать до более-менее сносных размеров и иногда имеет место максимальная продолжительность жизненного цикла всего 3-4 года для конкретного водоёма. Фактически, здесь ротан умирает после первого нереста. Почему так происходит – пока неизвестно.

С подсчётом икринок в гнезде всё не так однозначно. В действительности саму кладку можно назвать гнездом очень условно, поскольку часто икринки откладываются хоть и компактно, но весьма хаотично. Они могут быть как на дне, так и на поверхности растений, камнях или мусоре. Количество икринок в таком “гнезде” колеблется, и для искусственных прудов есть данные о диапазоне от 1 155 до 13 650 икринок, при среднем значении в 3 700. Тем не менее, даже богатая, по ротаньим меркам, кладка ни в какое сравнение не идёт с кладками многих других рыб. К примеру, самка серебряного карася может без проблем откладывать от 30 до 400 тысяч икринок. Впрочем, это нормальное дело, ведь хищники, как правило, имеют более низкую плодовитость относительно нехищных видов. В данном случае, низкая плодовитость, часто в сочетании с компактностью кладки, естественным образом снижает вероятность попадания оплодотворённой икры на чьи-то лапки или любой другой вид своеобразного транспорта.

Взросление

Безусловно, относительно низкая плодовитость ротана компенсируется заботой самца о будущем потомстве. В рыбьем семействе такое встречается довольно редко, и у нас, например, подобным поведением могут похвастаться только три вида рыб, кроме ротана – судак, сом и трёхиглая колюшка. Впрочем, утверждать о компенсации можно только в результате поверхностных наблюдений. Дело в том, что ротан демонстрирует образцовое отцовское поведение только в период созревания икры. Он агрессивно отстаивает безопасность гнезда, нападает на разного рода интервентов не зависимо от их размеров, часто рискует, при этом заботливо удаляет испорченные икринки и вентилирует плавниками гнездо. А как только из икры появляются личинки, самец очень быстро вспоминает, что всё это время не питался и начинает совершенно спокойно выедать своё же потомство.

Стоит почитать:  Щуки в траве

Разумеется, приключения молоди ротана на этом не заканчиваются. Даже в том случае, если самец по недоразумению оставил какую-то часть потомства в живом виде, всё равно какое-то время мальки находятся под угрозой со стороны хищников. Причём даже в том случае, когда, казалось бы, в водоёме хищников нет. На самом деле, в каждом водоёме есть хищники. Другой вопрос, что эти хищники – даже и близко не родственники костистым рыбам. В наших водоёмах обитает несколько сравнительно небольших, но очень опасных для мальков животных. Например, прибрежную зону, которую так любит выбирать для нереста ротан, очень уважают разные членистоногие: пауки, насекомые и их личинки. Для нашей географии известно три вида пауков, не брезгующих рыбной диетой: большой сплавной паук, каёмчатый охотник и серебрянка. И если первые два вида живут над водой и под воду спускаются время от времени, серебрянка под водой не только живёт, но и зимует. В любом случае, эти виды крайне сильно привязаны к воде, периодически пользуясь возможностью разнообразить меню.

В воде для молоди ротана всё ещё хуже. В прибрежной траве очень плотно обосновались различные водяные клопы, промышляющие хищничеством – в первую очередь гладыш и два вида водяных скорпионов. Жук-плавунец тоже промышляет хищничеством.

Помимо взрослых насекомых, мальками рыб (а иногда и подросшей молодью) не прочь перекусить их личинки, которые часто очень непохожи на свои же взрослые формы ни по виду, ни по поведению. Примером могут быть личинки крупных стрекоз и личинка жука плавунца. Последняя отличается гибкостью, достаточно крупным размером тела, относительно высокой скоростью перемещения и очень развитым ротовым аппаратом с крупными жвалами и умением производить и впрыскивать яд во время укуса. Это почти совершенная машина для убийств, опасная не только для личинок, но и для головастиков, и более-менее подросших лягушат.

 

Ротан в свою очередь не отличается особой способностью к плаванью (слаборазвитая мускулатура и склонность к малоподвижному образу жизни) не только в личиночной форме, но и во взрослой. Так что не зря ротана называют амурским или китайским соней – такое название, равно как и ротан, полностью отражает особенности и характер этой рыбы. И эта его особенность является очень удобной для хищников. Мало того, ротан не использует методы групповой защиты (проявление оборонительной формы поведения) даже находясь в группе, что делает его очень уязвимым и легкодоступным для употребления в пищу.

Заполнение

Как бы то ни было, некоторый процент выживших ротанят остаётся, и они растут. Через какое-то время у них наступает половозрелость и они отправляются на свой первый нерест, влекомые инстинктами. Допустим, водоём свободен от позвоночных хищников, может ли ротан в таком случае размножиться до безобразия? Сначала да, а потом — нет.

В экологии есть такое понятие – ёмкость среды. Это количество особей, чьи потребности может удовлетворить количество ресурсов в конкретном местообитании без особого ущерба для этого местообитания. Иными словами, для каждого водоёма есть определённый предел в количестве рыб. Как он определяется? Люди для этого определения сделали математические модели, учитывающие разные переменные, способные прогнозировать оптимальную ёмкость. У ротана таких моделей нет, и он пользуется практическим путём – размножением. Хотя надо отметить, что и человек, несмотря на все эти модные модели, идёт тем же путём – практическим.

Эту цепочку можно охарактеризовать такой последовательностью: взрыв, коллапс, стабилизация. Так вот, ротан, равно как и прочие рыбы (и не только рыбы), впервые попав в водоём, первым же делом принимается за выявления ёмкости эмпирическим путём. В итоге получается, что примерно через четыре-пять лет в некогда пустом водоёме рыба начинает буквально выпрыгивать из воды, поскольку её количество растёт экспоненциально. Ещё раз отмечу: это характерно для всех рыб, независимо от их вида, особенностей питания и прочего. Единственное условие – должна быть соблюдена минимальная пропорция кислород-солёность-кислотность-температурный режим-объём воды. Если необходимый минимальный «стартовый пакет» соблюдается, то через какое-то время случается демографический взрыв. Естественно, для разных рыб продолжительность популяционного взрыва будет неодинаковой. Затем популяция встречается с недостатком ресурсов и переизбытком желающих эти ресурсы получить. Закономерно включается естественный отбор, и весьма существенная часть особей умирает. В конечном итоге число особей прирастает обратно, и мы получаем оптимальное количество рыб, которое более-менее ровно поддерживается почти всё оставшееся время.

Таким образом, в каждом диком водоёме без антропогенного влияния на экосистему рыбы ровно столько, сколько может «потянуть» водоём. Ни больше и не меньше. Исключение – искусственное стимулирование со стороны человека, что хорошо видно на примере любых аквакультур. Правда, это исключение тоже не такое уж радужное, поскольку перенаселение с искусственной стимуляцией очень часто сопровождается разными проблемами, вроде более широкого распространения инфекционных болезней.

Вообще говоря, ёмкость среды – это очень большая вещь. А для рыб принят термин приёмная ёмкость водоёма. Это понятие используется непосредственно в аквакультуре, то есть в человеческом вмешательстве в экосистему. Под этим понимается способность конкретного водоёма дать вселяемому виду возможность выживания и формирования самовоспроизводящейся популяции, количество особей в которой достаточное в промысловом значении.

Выравнивание

Любой водоём можно представить в виде схемы, где каждый вид оказывает воздействие на другой и между ними существуют некие взаимосвязи, более или менее явные. Одна рыба относительно другой может быть симбиотом, паразитом и кормом в зависимости от вида рыб, особенностей устройства прудового сообщества и типа водоёма. Разумеется, такая роль очень относительная, ведь даже при отсутствии рыбоядных хищников, рыба со временем неизбежно становится кормом для маленьких беспозвоночных и удобрением для растений. Ко всему прочему, в наших пресноводных водоёмах рыб-паразитов нет, зато они есть в морях. Хотя встречается в наших речках такое забавное животное – минога. Пусть она и похожа на рыбу, но рыбой не является. Но как бы то ни было, кто-то кого-то будет есть. Таким образом, каждый водоём – это отдельная и сложная пищевая цепочка с собственным набором звеньев. Ротан в этой цепочке не исключение. Вопрос лишь в положении ротана на этой цепочке в конкретном водоёме.

Хочешь получать материалы больше и чаще? Поддержи проект!

Известно, что ротан является хищником, а хищников обыкновенно ставят в конце пищевой цепочки. И для ротана такое положение тоже бывает обоснованным. Но только в том случае, если в водоёме нет других хищников, более совершенных. Иначе ротану придётся забыть о доминировании и в лучшем случае довольствоваться вторым местом. Потому как ротан становится не только поедателем, но и едой. К тому же надо понимать, что живая природа – это не соревнование чужого интереса ради, а самая настоящая борьба, где в награду даётся отнюдь не медаль, но жизнь и возможность продолжения рода.

Допустим, ротан оказался в водоёме, где уже есть хищные рыбы. На удивление, он моментально становится очень лёгкой добычей для более активных хищников. Щука и окунь с радостью пользуются определёнными физическими и поведенческими особенностями ротана. Этот момент естественным образом держит ротанью популяцию на сравнительно небольшом количественном уровне. И, как ни странно, подобной ролью в пищевой цепи ротан увеличивает продуктивность водоёма, забирая на себя часть кормовой нагрузки со стороны аборигенных хищников.

Разумеется, в этом случае численность рыб внутри популяций не будет строго постоянной, но появятся циклические изменения. Эти циклы мы можем наблюдать как практически, так и теоретически. В последнем случае прекрасной иллюстрацией будет уравнение Вольтера-Лотки для модели хищник-жертва, пусть и с некоторыми оговорками. В любом случае, соотношение хищников и жертв всегда следует некоторой взаимозависимости, растянутой по времени. Другое дело, что она далеко не такая идеальная, как в моделях, что естественно.

Кроме этого, замечено, что в пойменных водоёмах одним из лимитирующих факторов, регулирующих численность ротана, является постоянная связь этого водоёма с большой водой. Здесь несложно догадаться, что постоянный и свободный вход используется в том числе и хищными рыбами, которые запросто питаются ротаном. Иными словами, в случае полностью замкнутого водоёма, соотношение хищников и жертв будет максимально чётко укладываться в теоретическую модель. Зато, в случае водоёмов с выходом в большую воду, это соотношение может изменяться в ту или иную сторону из-за сезонных особенностей и многих других факторов. И если в водоём заходят мирные и условно-мирные рыбы (например, плотва на нерест), ротану может даже полегчать, так как у местных хищников увеличится доступность корма. Гипотетически это может привести к временному увеличению популяции ротана. Если в водоём заходят хищники, жизнь ротана становится менее радостной. Но в любом случае, плотность популяции ротана будет тем больше, чем беднее ихтиофауна водоёма. А в более-менее крупных водоёмах с богатым ихтиоценозом плотность популяции окажется низкой. Более того, в эксперименте с подсадкой щук и окуней в пруды с ротаном, выяснилось, что уже со старта щуки и окуни резко сократили численность ротана, а в конечном счёте его популяция была полностью уничтожена. Причём на это потребовалось всего два сезона.

В реках ротану тоже несладко. Безусловно, он может присутствовать в них в определённом количестве, однако под предпочтительные условия реки для ротана мало подходят. И этому виной всё та же физиология, поведение и хищники. Даже в условиях своего естественного ареала, ротан предпочитает стоячие водоёмы поймы, нежели основные водотоки.

Поедание

Но бывают и другие ситуации. Предположим, в конкретном водоёме ротана окружают исключительно мирные и условно-мирные рыбы, насекомые и амфибии. Эту ситуацию лучше всего рассмотреть на примере наиболее часто встречающегося сообщества в малом водоёме. Пусть это будет небольшой и замкнутый пожарный пруд, где есть некоторая водная растительность (тростник, рогоз, роголистник и так далее), а из рыб – верховка и серебряный карась. Из беспозвоночных – набор из бентоса, зоопланктона, моллюсков, каких-то насекомых и их личинок. Всё идёт тихо-мирно, но однажды туда попадает ротан. Как функционирует сообщество и как в биоценоз встраивается новый вид?

Обычно ответом на такой вопрос даётся распространённое мнение о том, что ротан сперва очень быстро уничтожает всех беспозвоночных, выедает всех рыб, после переходит на каннибализм и остаётся единственной рыбой в водоёме. В наиболее страшных рассказах в подобных водоёмах даже перестают квакать лягушки: либо от страха, либо ротан их попросту выедает. Несмотря на то, что такое мнение имело под собой научную основу, в реальности всё не совсем так. Более того, на данный момент нет ни одного достоверного и зафиксированного подтверждения подобных историй. Хотя, справедливости ради, стоит отметить и некоторые негативные корреляции. Но опять же, не факт, что эти изменения напрямую связаны с ротаном. Потому что на данный момент не было проведено ни одного полномасштабного исследования в полевых условиях, направленных на выявление чёткой и детальной последовательности изменений в процессе встраивания ротана в сообщество, начиная с момента вселения и заканчивая последним ротаном среди водной пустоши.

Что происходит в таком водоёме на самом деле и какие получаются изменения? Встраивание нового вида в устоявшийся биоценоз сопровождается естественными и закономерными изменениями в межвидовом и экологическом балансе. Причём этот принцип касается не только животных, но и вообще всего. Даже новый вид растения на грядке или на лугу в процессе встраивания меняет и добавляет определённые детали, в результате чего кому-то нужно подвинуться. Всё это продолжается до тех пор, пока соседствующие виды не скорректируют свою численность, пока не скорректирует свою численность новый вид и не настроится стабилизация всей системы. Важно также отметить, что этот процесс относится не только к инвазии, но и является вполне обычным делом. И это обычное дело имеет свой особый термин – экологическая сукцессия. Строго говоря, всё происходящие на планете, начиная с формирования планеты, заканчивая посадкой маленькой сосны перед свежепостроенной многоэтажкой, является вариантами экологической сукцессии.

Стоит почитать:  Современные виды щук и где их ловить

Итак, ротан начинает встраиваться в сообщество. Будучи очень нишевой рыбой, ротан в первую очередь занимает наиболее подходящие для него участки. Прежде всего он заселяет заросли макрофитов – крупных водных растений. В идеале эти растения должны быть более-менее густыми. Это его предпочтительная обстановка. А открытых пространств и больших глубин ротан, как правило, избегает, особенно при наличии в водоёме других хищников. Впрочем, изредка бывают исключения, когда ротан, пусть и одиночно, оказывается на довольно большой глубине. Что он там делает и зачем – не совсем понятно.

В основной своей нише ротан встречается с молодью карася, которая использует заросли водных растений для нагула. В этом случае между двумя рыбами будет происходить пищевая конкуренция, ведь ротан и карась имеют во многом очень сходное меню. Прежде всего, конкурируют они за доступ к мелким беспозвоночным и личинкам насекомых. Конкуренция двух видов в сходной нише приводит к конкурентному исключению. Важно уточнить, что конкуренция здесь – временная. Поскольку даже у близких видов рыб занимаемые ниши и предпочтительный состав питания отличается, то и полной конкуренции с однозначно прогнозируемым исходом не будет. Иными словами, конкурентное исключение должно приводить либо к полному вытеснению одного вида другим, либо к сосуществованию этих двух видов в рамках одной ниши. Впрочем, второй случай противоречит закону Гаузе и здесь можно говорить о дифференциации ниш, то есть о том, что каждый вид в итоге занимает свою отдельную, немного отличающуюся нишу.

Ко всему прочему, очень важно иметь в виду, что карась по большей части является детритофагом – поедателем мёртвой органики. А ротан больше бентософаг, поедающий живых беспозвоночных, которых, в том числе, вылавливает в грунте. Иными словами, основные приоритеты питания различаются достаточно сильно, чтобы ротан мог оказывать чрезмерное влияния на кормовую базу карася и полностью перекрывать её. Безусловно, ротан, как дополнительный участник пищевой цепи, как потребитель, сильно обедняет общую кормовую базу и мелкие беспозвоночные порой уходят в дефицит. Только кормовая база – это общее понятие, куда включены те же личинки стрекоз и моллюски, которых карась особо не ест.

Здесь может возникнуть вопрос, почему такой большой упор на беспозвоночных, ведь ротан – хищник? Действительно, ротан считается хищником, но всё не так просто. Дело в том, что хищничество бывает двух типов: облигатное и факультативное. Первый тип хищничества относится к тем животным, которые, грубо говоря, не могут без плотоядности. Например, щука и судак очень рано переходят к чистому хищничеству и на диете из червячков долго не протянут. Второй тип – это те животные, которые формально тоже хищники, но могут совершенно спокойно питаться какой-то другой едой. К примеру, мелкими беспозвоночными. Наглядным примером такого хищничества будет окунь, который может иметь разные типы питания, зависимые от водоёма, самого окуня и многих других неочевидных факторов.

Так вот, ротан – хищник факультативный и ему совершенно необязательно промышлять только хищничеством, ведь он может хоть всю жизнь прожить на беспозвоночных и грустить при этом не будет. Более того, определение питания ротана по разным водоёмам выявило ту общую закономерность, что беспозвоночные оказываются приоритетными. А в особо интересных случаях ротан практически отказывался от поедания рыб. Тем не менее, рыбы в рационе ротана присутствуют. Как ни странно, очень часто – своя собственная молодь. Таким образом, ротан является очень пластичным в плане питания, и может легко переходить от хищничества к эврифагии, то есть всеядности. Здесь даже есть мнение, что спектр питания ротана зависит не столько от характера и особенностей самой рыбы, сколько от водоёма и особенностей развития зообентоса в каждом конкретном случае. Ко всему прочему, в иных водоёмах ротану несколько осложняет жизнь присутствие сазана, который тоже любит бентос и моллюсков, но имеет более выгодную физиологию (рот-пылесос, глоточные зубы, развитую мускулатуру и физический размер), в отличие от ротана.

Но вернёмся в гипотетический пруд с карасём, верховкой и ротаном. В этом случае ротан становится одновременно одним из ключевых видов экосистемы и лимитирующим фактором. Причём лимитирование происходит не столько за счёт хищничества, сколько от перераспределения кормовых ресурсов. До вселения ротана, ключевым видом в таком водоёме был карась. И именно от его деятельности во многом зависела организация прудового сообщества и структура экосистемы в целом. После перераспределения ресурсов и пищевой конкуренции со стороны ротана, численность карася снижается, но популяция не исчезает. При этом, что можно проверить эмпирически, происходит увеличение средних размеров карася, так как определённая часть молоди не выдерживает конкуренции с ротаном, не обязательно становясь для него кормом.

Впрочем, здесь важно сделать уточнение. Карась в рационе ротана встречается сравнительно редко. Вероятно, причиной этому служат несколько вещей. Во-первых, устройство ротового аппарата ротана слабо приспособлено для захвата и удержания карася – карась высокий. Во-вторых, особенности поведения карася не способствуют успешной охоте ротана. Проще говоря, карась слишком быстрый с хорошо развитыми навыками групповой защиты. В-третьих, колючий луч в спинном и анальном плавниках карася является неплохим средством защиты, уменьшающими кормовую доступность.

Таким образом, уменьшение численности популяции карася, сопровождающееся увеличением средних размеров рыб, по большей части происходит вследствие конкуренции за кормовые ресурсы и частичного вытеснения основной части популяции карасей за пределы прибрежных зарослей. Фактически – естественный отбор. Правда, запущенный искусственно.

Верховка, ввиду свой формы и размера, очень подходит на роль корма для ротана. Тем не менее, ротан верховку не выедает и в целом она занимает небольшой процент используемой кормовой базы. По всей вероятности, это связано с тем, что верховка занимает весьма отличающуюся нишу, мало пересекаясь с ротаном. Таким образом, численность верховки не особенно уменьшается.

Говорят, если соседствующие с ротаном рыбы слишком быстрые или слишком крупные, или занимают невыгодную для ротана нишу, ротан начинает есть их икру. Судя по всему – исключительно из чувства мести. Обыкновенно, ситуация с поеданием ротаном чужой икры перекочёвывает из статьи в статью, но в реальности всё интереснее. Дело в том, что во время различных полевых исследований питания ротана, при осмотре содержимого желудков, икры или не обнаружено, или она обнаружена в крайне малых количествах (относительно тех же беспозвоночных) в желудках у самой младшей возрастной группы. Ко всему прочему, в условиях лабораторного эксперимента выяснилось, что ротан всё-таки воспринимает икру рыб как съедобный объект. Однако, в ходе того же эксперимента оказалось, что ротан имеет очень ограниченную способность находить икру самостоятельно, по всей видимости, из-за своей малоподвижности. А в качестве отступления хотелось бы отметить такой момент, что во время нереста икру едят очень многие рыбы, в том числе и мирная плотва.

Хорошо, ротан не ест икру рыб. Пусть тогда ест икру амфибий – лягушек, жаб и тритонов.

Последние полвека по всему миру идёт тенденция на уменьшение численности амфибий. Основным фактором, приводящим к сокращению численности, принято считать нарушение их среды обитания. Закономерно может возникнуть вопрос, при чём здесь ротан, если земноводные сокращаются по всему миру, а ротан живёт только в 14 странах за пределом естественного ареала? Ответ в том, что в водоёмах с ротаном замечено сокращение численности амфибий, относительно водоёмов без него. А раз так, то ротана можно попробовать рассмотреть в качестве ещё одного фактора, дополнительного. Тем более, что бытует мнение о пристрастии ротана к лягушачьей и тритоньей икре. На самом деле и в этом случае всё тоже намного сложнее и, опять же, интереснее. Сложность в том, что экспериментально выяснилось отсутствие склонности ротана есть икру амфибий, на основании чего был сделан вывод, что мнение о выедании ротаном икры земноводных – ошибочно.

Но самое интересное, что сведения о меньшем количестве земноводных в ротаньих прудах подтверждается. А всё потому, что ротан хоть и брезгует икрой, но головастиков и небольших взрослых амфибий ест вполне охотно. Но и тут нужно сделать некоторое отступление. Прежде всего о том, как, когда и каких земноводных ест ротан.

Список амфибий из наших водоёмов сравнительно небольшой: пара видов тритонов, пара видов жаб и несколько видов лягушек. Они сходны в способе размножения и привязке к воде. Правда, последнее сходство имеет больше поверхностный характер, ведь те же тритоны и некоторые виды жаб используют воду исключительно для размножения, а всё остальное время гуляют по земле. Тем не менее, они имеют шанс пересечься с ротаном.

Для тритона это время размножения, которое происходит с конца марта по конец июня. Именно в эти три месяца тритон находится в воде, где с определённой вероятностью может встретиться с ротаном. Оба вида тритонов выбирают для размножение более-менее сходные места в прибрежной растительности, отличия только в предпочтительной глубине. Но в любом случае, эти места полностью совпадают с местом жительства ротана. Таким образом, тритоны на той или иной стадии развития находятся в поле зрения ротана примерно полгода. Разумеется, этого вполне достаточно, чтобы ротан попытался перекусить тритонятинкой.

Здесь важно отметить, что ротан, вероятно, снижает численность тритонов не столько поеданием этих животных, сколько нарушением их нерестового поведения, атакуя их, кусая за хвосты и конечности. Способность тритона к регенерации известна, однако это не компенсирует нарушения весьма сложного и деликатного процесса размножения. Иными словами, крупных взрослых тритонов ротан может и не съесть, оторванные хвосты и лапы отрастут, но даже если тритон никак не пострадает, с большой вероятностью икра останется не оплодотворённой. И всё же, если нерест у тритонов прошёл успешно, а оплодотворённая икра оказалась там, где ей положено быть, ротан всё равно представляет опасность. Правда, не для икры, а для вышедших личинок, которые какое-то время оказываются достаточно уязвимыми, и это время распространяется в том числе и на подросшее потомство тритона, перешагнувшее личиночную стадию. При этом не стоит забывать, что съесть такую личинку выгодно не только ротану. Особенно это касается личинок обыкновенного тритона, которые начинают активно питаться и перемещаться не сразу после выхода их икры, но через какое-то время. И всё это время, пока у них не прорежется рот, они остаются малоподвижными. И пусть на такой подготовительный процесс уходит всего один день, этого достаточно, чтобы численность новорожденных тритонов поредела – легкодоступность и незащищённость не остаётся без внимания хищников.

С икрой остальных амфибий тоже весьма непросто. Например, для проверки утверждения о том, что ротан поедает икру земноводных был поставлен эксперимент, в ходе которого выяснилось, что ротан, за малым исключением, отвергает предложенную икру от разных видов амфибий. С головастиками всё было несколько драматичнее – ротан их ел. Однако, он отказывался от головастиков серой жабы. Оказалось, что и головастики, и икра серой жабы имеют определенную защиту. Здесь очень интересно то, как ротан это определял и сравнение с тем, как вели себя другие хищники – личинка жука-плавунца и личинка стрекозы Синее коромысло.

Стоит почитать:  Крупная щука пойменных озёр: куда смотреть и о чём думать

Ротан хватал головастика и пробовал его, после чего выплёвывал. Делал он это вполне аккуратно и большинство головастиков оставались малоповреждёнными. В итоге головастики серой жабы практически не потеряли в количестве, хотя головастики лягушек были съедены. Таким образом была выявлена избирательность ротана. В то же время, личинки стрекозы точно так же хватали почти всех головастиков, часто отвергая головастиков серой жабы. Однако, после такого отказа головастики серой жабы имели серьёзные повреждения, поскольку личинка стрекозы активно головастиков жевала. Причём эта личинка стрекозы, отвергнув такого несъедобного головастика, тут же хватала следующего. И таким образом было уничтожено большое число особей. А личинки жука-плавунца съедали всех головастиков без разбора, ни от кого не отказываясь. На основании этого можно сказать, что ротан косвенно способствует сохранению головастиков жабы, имея в рационе хищных макробеспозвоночных и их личинок.

Замерзание

Жизнь ротана в период открытой воды и в обычных водоёмах вполне хорошо известна хотя бы ввиду относительной простоты наблюдений. С учётом описанных тонкостей поведения может показаться, что достаточно только летних наблюдений, которые с определёнными оговорками можно спроецировать на зиму. Несомненно, иногда так делают до сих пор, особенно за пределами более-менее рецензируемых изданий. Как правило, всё пляшет от поверхностных и наиболее очевидных вещей, на основании которых делаются глобальные выводы. И очень часто – ошибочные. К примеру, так получается с описанием зимней жизнедеятельности ротана, если ориентироваться только на его хищничество, причём без понимания сути этого хищничества и возможных вариантов. Вроде, раз хищник, то и зимой хищник. И если щука с окунем зимой активны, то и ротан будет тоже активен. Этот приём в умозаключениях называется от частного к частному через единственный общий признак. А ротан, тем временем, остаётся весьма любопытной рыбой и для зимних наблюдений, поскольку его зимнее поведение не такое однозначное и простое, как кажется на первый взгляд.

Итак, что мы знаем о зимней активности рыб? Обычно, здесь два варианта ответа. Какие-то рыбы продолжают активно питаться, а налим так и вовсе только к зиме просыпается. Другие рыбы на зиму впадают в спячку разной глубины. Кое-кто даже готовит себе постельку, зарываясь в ил. Ротана, как было замечено ранее, чаще всего относят к первой категории рыб, апеллируя к его хищничеству. На самом же деле, ротан выбирает варианты. Как ни странно, есть подозрение, что распознавание вариантов зимовки ротана для конкретного водоёма, всё же, самое простое из «сложностей», которое можно заранее спрогнозировать с достаточно высокой вероятностью.

Наиболее важный критерий, определяющий варианты зимнего поведения ротана – кислородный режим. В грубом приближении алгоритм выглядит следующим образом. Так, если водоём достаточно крупный, то и с кислородом всё будет более-менее хорошо, а ротан останется активным. Если же нет – ротан впадает в спячку. Однако, физический размер водоёма далеко не всегда оказывается надёжным ориентиром. Поскольку кислородный режим сильно зависит от содержимого водоёма и его структуры, то в пруду с большой плотностью и большим количеством крупных растений трудно ожидать хорошего содержания кислорода в зимний период, особенно в средней и поздней стадии. И чем плотнее водоём зарастает, тем меньше шансов встретить там активного ротана среди зимы. А всё потому, что во время неизбежного гниения кислород замещается углекислым газом. И так как из-за льда доступ кислорода извне закрыт, то в какой-то момент у рыб начинается кислородное голодание, вызывающее окислительный стресс в тканях рыб и при достаточной длительности – неизбежную смерть. В замкнутых водоёмах без внешней подпитки такой сценарий имеет наибольшую вероятность.

Наиболее интересные сведения о зимовке ротана заключаются в способах пережидания неблагопрятных условий. Часто можно встретить такие наблюдения, когда ротаны сбиваются в небольшие или, напротив – очень большие – группы, создающие подо льдом что-то наподобие полусферы, заполненной воздушно-влажной ледяной массой. Однако, такие наблюдения не проводились напрямую ихтиологами, а имеющиеся попали в обзорные работы со слов рыболовов-любителей.

Исходя из неразвитых навыков групповой деятельности у ротана и ввиду отсутствия полевых наблюдений подобного поведения специалистами, такой способ зимовки можно поставить под сомнение. Важно: не исключить, а рассмотреть именно как гипотетический – возможный, но недоказанный. Зато точно известна способность ротана вмерзать в лёд. Хотя и здесь не обошлось без нюансов.

Прежде всего, вмерзание в лёд никакая не способность, а вынужденная мера. И здесь надо начать с того, что лёд в пресной воде образуется при нулевой температуре. Это первое. Второе – рыбы с похолоданием включают своего рода «антифриз», оставляющий лимфу жидкой и в целом дающий возможность вести обычную жизнь. Однако, этот «антифриз» тоже имеет свой предел в противодействии промерзанию. Иными словами, хорошую заморозку рыба не выдержит: замёрзнет лимфа и разорвутся сосуды, затем замёрзнет межклеточная жидкость и разорвутся органеллы клеток, а более глубокое замерзание разорвёт мышцы. Ко всему прочему, вода подо льдом теплее самого льда. Пусть это будет одна десятая градуса, но этого уже достаточно для поддержания воды в жидком виде. А где жидкая вода, там и «антифриз» поможет.

Ротан, по всей вероятности, ждёт до последнего. Он может подойти ближе к старой растительности, или наоборот – сместиться глубже. Он будет ждать, пока лёд не нарастёт до такой степени, чтобы существенно уменьшить жидкую прослойку. И вот тогда ротан вмерзает в нижний слой. Правда, «нижний слой» — понятие крайне относительное и всё зависит от глубины, где стоит ротан. В полевом исследовании такого явления был так же выявлен интересный момент: находящиеся во льду ротаны были достаточно сильно истощены. Это может быть косвенным свидетельством того, что ротан оставался активным до самого последнего момента, никак не готовясь к заморозке.

Неконтролируемые любительские эксперименты с помещением ротана в морозилку и последующим его «оживлением» не могут быть признаны доказательством. Поскольку неконтролируемость переменных эксперимента (температура, время, условия заморозки, предварительное охлаждение) и отсутствие репрезентативности в целом, годны лишь для демонстрации неискушенной публике фокусов сомнительной этичности.

Вероятно, ротан, при невозможности активной деятельности, постарается зарыться в ил. Что интересно, в этом случае он не впадает в спячку и ведёт достаточно насыщенную жизнь, попутно развлекаясь каннибализмом при отсутствии съестного в толще донных отложений. Таким образом, способность ротана зимовать в промерзающих до дна лужах, говорит не столько о сверхспособностях, сколько о, своего рода, сообразительности и обыкновенной приспособленности к занимаемой нише.

Высыхание

С летними катаклизмами тоже всё не так просто и есть несколько противоречивых наблюдений. С одной стороны, обнаружение ротанов в высохших лужах базируется на подсчёте количества засохших трупиков, лежащих на поверхности сухого дна. С другой стороны, встречается и упоминание способности ротана во время сильной засухи покрывать себя толстым слоем слизи, предварительно закапываясь в ил, и таким образом пережидать засуху. Как ни удивительно, но такая способность так же может быть поставлена под сомнение, поскольку записана со слов рыболовов-любителей и к настоящему моменту не проходила перепроверку. Как бы то ни было, ротан всё-таки демонстрирует прекрасную выносливость и в ситуации с высыханием. Несомненно, что ротан отправляется в страну вечной охоты самым последним из всех рыб и только при полном испарении воды с превращением илистого дна в твёрдую корку.

Нагревание

Наверняка уже давно стало понятно, насколько серьёзна эвритермность ротана, то есть способность вести активную деятельность в очень широком диапазоне температур. Разумеется, для ротана, равно как и для любой другой рыбы, есть некая предпочтительная температура. Тем не менее, удаление от неё в ту или иную сторону, ротана не слишком беспокоит, и он сравнительно быстро привыкает к новым условиям. Впрочем, у всего есть предел. К примеру, слишком быстрое нагревание вызывает окислительный стресс в тканях, отчего ротан чувствует себя не очень хорошо и в скорости погибает. Но и постепенное нагревание с медленной скоростью так же в определённый момент приводит к летальному исходу, который наступает при нагреве воды до 37-38^С. Тем временем, даже критический максимум температур в 35^С хоть и позволяет рыбе жить, но происходящее больше напоминает предсмертную панику, до начала которой ротан, в отличие от прочих рыб, участвовавших в эксперименте, вёл себя предельно спокойно.

Заключение

В биологии нет оценок «хорошо» и «плохо» в нашем понимании. Биологическое значение «хорошо» — это передача копии своей ДНК в частном порядке (оставление потомства), и формирование доминирующей популяции/вида – в общем. Даже если какой-то вид исчезает, это не плохо, но и не хорошо. Вернее, это плохо исключительно для этого вида и, в то же время, хорошо для какого-то другого. Ведь всё равно пустое место не может оставаться пустым и туда обязательно приходит что-то новое, поскольку в природе всё устроено через сложную систему взаимосвязей, иногда уникальных и неповторимых, а иногда дублирующихся. Каждая рыба является очень важной в данный момент времени и в конкретном месте. Очень важна её жизнь. Но даже её смерть даёт толчок к развитию чего-то ещё. Необязательно это будет другая рыба – растения тоже нуждаются в питательной подкормке, да и моллюскам надо что-то есть.

Хорошо и плохо – это социальный конструкт, человеческий. Иногда настолько человеческий, что чересчур. Тем более, часто за подобными оценками в отношении всего живого кроется ни что иное, как обычное бытовое лицемерие и двойная мораль, что было отмечено в самом начале. Ротан активно позиционируется человеком как вредный и очень опасный вид, который подлежит уничтожению или, по крайней мере, жёсткому контролю. И в то же время, серебряный карась, которого тоже привезли в своё время с Дальнего Востока и который за меньшее время занял гораздо больший ареал (пусть и с активной помощью человека), остаётся без такой оценки. А всё потому, что серебряный карась был определён в ценный промысловый вид. Впрочем, это не помешало ему войти в книгу «ТОП-100 Самых опасных инвазивных видов России (2018)» и занять там почётное и совершенно законное место. Вред от серебряного карася заключается в угнетении высшей водной растительности (посредством замутнения воды, что влекло нарушение фотосинтеза), в вытеснении и существенном сокращении численности карася золотого – эндемичного вида для Европы. Тем не менее, выживает более приспособленный, более сильный, более хитрый, более пластичный.

Однако, здесь я сам проявил двойную мораль. Ведь если размотать всю цепочку действий и событий, найти причинно-следственные связи причинно-следственных связей и в целом поиграть в детектива, то окажется, что за понятиями «хорошо» и «плохо» скрываются исключительно ничего не значащие слова. На самом деле нет повода раздавать оценки рыбам, ведь эта оценка зависит исключительно от сиюминутной выгоды человека. Например, такой выгодой может стать прикрытие своего безобразного отношения к ресурсам и оправдывание последствий неграмотного их использования. Таким образом, мы не должны решать, хорошая рыба или плохая. Мы должны очень серьёзно думать о том, хороши или плохи будут последствия запуска рыбы в водоём или её изъятия

Хочешь получать материалы больше и чаще? Поддержи проект!
image_printПечать/PDF